Сообщение успешно отправлено
Арекет
Размер шрифта
А-
А+
Цвета сайта
Aa
Aa
Aa
Изображения
Русский
О фонде Проекты Это полезно Пресс-центр Благоафиша Менің Елiм Стать партнёром Документы Годовой отчет


Я хочу поменять сознание людей

Я хочу поменять сознание людей

Имя
Елена Гендриксон
Город
Алматы
Должность
Руководитель проекта «Наставники», Фонд «Дара»

Для меня проект «Наставники» уникален. Он полностью подходит мне и помогает самореализовываться, развиваться непрестанно. Через эту работу я учусь понимать себя.

Мать не может любить всех одинаково. Потому что это будет похоже на выдуманный идеал. Ведь каждый ребенок – это личность. Они все абсолютно разные. И каждый из них соприкасается с матерью с разных сторон. Я люблю каждого по-своему.

Я хочу поменять сознание людей. Необходимо, чтобы люди по-другому воспринимали общение с детьми из детских домов. Иначе проявляется слишком много боли в этом контакте. Это касается и обычных полноценных семей. Когда родители научатся слушать и слышать своих детей, будут воспринимать их как отдельных личностей, тогда поменяется наше общество. Оно станет более здоровым, креативным и счастливым. И я знаю, и вижу, что своей работой вместе с моей командой мы делаем небольшой вклад в это.

Жить для себя – не скучно. Жить для себя - не скучно и абсолютно нормально. Наши люди пока не этого не понимают, и в этом их ошибка.

Самое главное – полюбить себя. По образованию я психолог. После завершения учебы в университете начала свою деятельность в Научно-исследовательском институте онкологии и радиологии в детском отделении. Это было для меня слишком сложно. Поэтому я решила заняться фотографией. Этому занятию я посвятила 10 лет, но потом вновь вернулась к изучению психологии.

Я всегда думала об усыновлении. Но как обычно и бывает, человек находит кучу причин, чтобы отложить. То у меня «нет возможности», то «нет времени», то «не то положение, чтобы усыновлять». Но стоило мне однажды узнать, как все работает, увидеть детишек в детском доме, я сразу поняла, что созрела хотя бы для того, чтобы быть чьим-то наставником.

В начале 2015 года я увидела объявление в социальной сети Facebook о проекте «Наставники». Я сразу подала заявку и попала туда. Меня взяли в проект. В этот год поступило большое количество людей на обучение наставничеству. Изначально я пришла просто как наставник, выбрать ребенка и проводить с ним время. Я намеревалась взять одного ребенка, но надолго, чтобы даже после его выпуска из детского дома мы продолжали общаться. Через несколько месяцев мне предложили работу координатором-психологом в проекте. Как волонтер я оставалась  в отношениях со своими подопечными и параллельно координировала другие пары «наставник-ребенок». Проект постоянно менялся. Даже сейчас для нашего общества он очень непривычен и вызывает разные эмоции. Опыт наставничества в принципе не такой распространенный. Да, подобные проекты были в России и Украине, но у каждой страны своя специфика, своя психология проблемы. Поэтому нам не подходил заграничный опыт. Нужно было придумывать все заново, искать методы решения проблем, выстраивать работу с самых низов. Меня и взяли в проект, потому что я пришла к директору со своими предложениями. А руководству как раз это было нужно.

Наша работа очень интересная, но непростая, потому что она основывается на чувствах. Было заявлено, что наставники должны научить детей каким-то навыкам, помогать им без проблем войти в общество. Но в ходе реализации проекта мы поняли, что не работает такая система. Не все наставники вникают в свою работу, не стараются чаще всего. Бывает, и детям не нравятся их наставники. Поэтому многие на первых порах выходили из проекта. Сейчас мы работаем над тем, как научить наставника быть не просто учителем, но и другом. Да, ментор не может заменить семью, но он должен хотя бы постараться быть подростку тем, кому он может доверять и на кого может положиться.

Смысл проекта в отношениях. Это какие-то отношения,  в которых можно проявлять себя настоящего и открывать для себя новые возможности. Это включает и конфликты, высказывания своего мнения. Человек должен уметь исследовать самого себя, участвуя в этой связи. Наставник и ребенок должны уметь друг друга понимать и обсуждать это. К чему мы пришли через три года? К тому, что наставники в этих отношениях тоже чему-то учатся.

Все, кто причастен к проекту, пытаются дополучить то, чего им не хватило в детстве – это психология. Через участие в этих отношениях мы воплощаем в реальность то, чего нам самим не доставало. В нашем менталитете порой отсутствует принятие ребенка как отдельной личности. Детям во многих семьях не позволяют проявлять чувства в полной мере и высказывать свое мнение по какому-то вопросу. Взрослые все решают за детей, думая, что делают лучше для них. По этой причине мы вырастаем, не зная свои потребности. В первую очередь мы удовлетворяем чужие желания, а потом свои, и то, иногда. Ребенку только взрослый может дать разрешение как правильно действовать. А вот будучи взрослым, как наставник, только ты сам можешь позволить себе проявиться. Мы этим и занимаемся в проекте – позволяем наставнику выразить себя. Психологи-координаторы стараются поддержать их в этом. Все-таки менторы берут на себя довольно серьезную работу и ответственность. У ребенка всегда очень большие ожидания в отношении наставника, что ставит взрослого в сложное положение, он обязан оправдать его проекты.

Трудность состоит в том, что если это приемный родитель, то ребенок получает безопасность, надежность. Здесь все сужается до того, что ребенок либо принимает семью, либо нет. И также для родителя. В случае настаника, все сложнее. Ребенок находится в детском доме, общается с другими людьми, но не всегда может рассказать о своих проблемах кому-то. А тут появляется наставник, который хоть как-то может принять его, но не может быть с ним постоянно. Поэтому через какое-то время он начинает выражать ему все свои накопленные чувства. Наставнику соответственно становится сложно держать позицию и не сдаваться. И если ментор будет только принимать, выслушивать, то рано или поздно отношения будут завершены только по этой причине. Невозможно все время отдавать энергетику и не получать чего-то взамен. Мы учим наставника выстраивать отношения, в которых важно как отдавать, так и принимать. Здесь, конечно, больше ощущается вклад наставника, потому что он взрослый. Но при этом мы учим его, как договариваться с ребенком и как проговаривать свои эмоции ему.  Потому что взрослый – это ведь тоже не робот, который кивает в ответ, это живой человек, имеющий чувства, ему также как и ребенку бывает обидно.

 

У кого-то из людей быть наставником – это талант. Есть у нас менторы, у которых контакт с ребенком быстро складывается, и они быстро находят общие темы. Если есть эта вторая часть у наставника, то он остается в проекте и сохраняет контакт с детьми на долгие годы.

У меня своя потребность в работе наставником. Когда я шла в проект, я хотела научиться выстраивать отношения в первую очередь с самой собой. Я хотела жить в гармонии с собой, понимать себя. Эта гармония появилась, когда я вошла в отношения со своими подопечными. В развитии наших с детьми отношенияй я смогла войти внутрь себя, углубиться и понять, каковы мои потребности, которых я не могла увидеть и услышать.

Наша главная задача на сегодня – изменить сознание людей. Я участвовала в проекте «Ребенок должен жить в семье». В рамках этого проекта было очень много психологов, котрые выступали на форумах, встречались с детьми, с родителями, говорили о семейных отношениях. За последние три года люди стали по-другому относиться к теме сиротства и поменяли свои взгляды на детско-родительские отношения. Народ стал приземленным в этом вопросе. Без фанатичности стали относиться к благотворительности и помощи нуждающимся. Люди стали заглядывать внутрь себя и задаваться вопросами: зачем я это делаю, что я могу сделать и для чего я это делаю?  В этой теме очень много мифов и игр психологических. Я очень надеюсь, что это все со временем даст позитивный результат.


Другие герои